• RU
  • MD
  • 23.04.2019 21:27





    Апрель 2019
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    « Мар    
    1234567
    891011121314
    15161718192021
    22232425262728
    2930  

    Loading...

    8.4.2019 | 20:09

    «Европейского империализма не было»: Запад переписывает свою историю

    Европа

    Дмитрий Косырев, Sputnik

    Значит, так: никаких пяти столетий европейского колониализма не было. Захват европейцами большей части мира — дело «иллюзорное». А вот другой колониализм, другая империя — американская — не только была, но и есть, просто ее никто колониальной империей не называет. А зря.

    Речь о двух книгах, соответственно британской и американской. Одна называется «Империя слабых» (написал Джейсон Шарман), другая — «Как спрятать империю» (автор — Дэниел Иммервар). Оба — вполне уважаемые ученые. Американец Питер Гордон, издающий в Гонконге «Азиатское книжное обозрение», написал в двух своих рецензиях, что настоящий эффект возникает, когда эти книги читаешь подряд или одновременно.
    Главное тут вот в чем: если в мыслительном процессе какой-то страны или цивилизации начинаются подобные переоценки общепринятого прошлого, значит, внутри этой цивилизации происходит что-то интересное и надо присмотреться. Но об этом чуть позже.

    Основная мысль книги насчет европейцев выглядит так: вы думали, что они захватили чуть не весь мир благодаря тому, что сначала всю свою историю воевали друг с другом и поэтому достигли несравненного военного превосходства над прочими народами? Да ничего подобного. В Азии, например, тоже была артиллерия.

    Да и вообще то, что на Западе привычно считали «захватом громадных территорий», сами азиаты или африканцы воспринимали совсем по-другому. Колонизация мира веками осуществлялась маленькими бандами наполовину частных авантюристов, которые всего лишь создавали цепочки торговых портов вдоль побережий сухопутных империй, более-менее с согласия реальных местных правителей. Авантюристов и их хозяев в европейских столицах интересовала торговля, а не тотальный контроль над территориями. А полный отъем суверенитета у народов если и был, то каких-то несколько десятилетий, особенно на рубеже XIX-XX веков.

    Есть, конечно, исключение — Испанская империя, которая не только торговала, но и захватывала земли для ведения сельского хозяйства. Но это ранняя версия колониализма, и посмотрите, что от той империи осталось уже к концу XIX века… Не вписалась в новую эпоху.
    Вот такая логика. Так это что — не было на британских картах процентов сорока земной суши, закрашенных в розовый (почему-то) цвет; не было клубов «для белых», которым во множестве стран и принадлежала реальная власть; не было британских или французских и т. д. губернаторов? И расстрелов демонстраций местных жителей не было?

    Но, с другой стороны, тут есть много интересных фактов, заставляющих задуматься. Например, на пике величия Британской империи — в 1901 году — Индией с ее тогдашними 300 миллионами жителей управляла всего тысяча британских чиновников. (Это уже из третьей, относительно давней книги — «Правящая каста» Дэвида Гилмора.) Правда, еще были британские офицеры и сержанты местной армии, но так или иначе процентов 90 индийцев никогда в жизни не видели живого британского угнетателя. Зато они знали и видели местных раджей. То есть это была не грубая и прямая диктатура с террором и застенками, а нечто посложнее.

    А у Иммервара в книге — все наоборот: все уверены, что США не колонизатор, а на самом-то деле… Нет, США, конечно, не управляли громадными чужими территориями так, как это делала предыдущая сверхдержава, Великобритания. Потому что американцы, за небольшими исключениями в виде Кубы или Филиппин, создавали свою империю скорее уже в послебританский век, когда по миру пошла деколонизация. Но кто, например, знает про 94 острова в Тихом океане, с которых поначалу лишь соскребали удобрения (птичий помет), но часть которых стали потом базами флота США? А впрочем, не забудем про более ранний захват территорий Мексики, про Пуэрто-Рико и даже Аляску… В итоге автор предлагает термин «большие США» и очень понятно объясняет, что это самая настоящая империя, просто каждой эпохе — своя модель империи и свой колониализм.

    Почему нам это должно быть важно: а вы вспомните, как в определенный момент советской истории появилась идея Льва Гумилева насчет того, что ордынское иго было не таким уж игом. То есть, опять же, не вписывалось в схему тотального террора и угнетения населения. И чтобы понять, как эта штука работала, нужно внимательно всмотреться во множество фактов — и переоценить свои прежние взгляды.

    Два с половиной века нас учили в лицее, гимназии и школе, что Россия — часть европейской цивилизации, прифронтовое государство, спасшее европейских братьев от страшной ордынской угрозы, за что Запад нам должен быть вечно благодарен. И еще — что Орда отбросила нас в развитии на пару веков, отчего мы от того же Запада отстаем, но пытаемся рывками догнать.

    Этому учили детей при царях вплоть до последнего Николая, да еще и при СССР. И вдруг появилась мысль, что в реальности этого «ига» нужно вглядеться и увидеть, что не такой уж мы ущербный Запад, как нам раньше объясняли. Мы — возможно — что-то другое… То был переворот в национальном самосознании. Конец одной главы и начало новой. Включая маргинализацию находящихся в глухой оппозиции к своей стране наших западников, до сих пор держащихся за идею России, фатально испорченной «игом».

    Так вот чем интересно появление сегодня на Западе хулиганских, в сущности, книг насчет колониализма: оно интересно возможной переоценкой прежних взглядов Запада на собственную историю, а значит, и на нынешнюю свою сущность. Хулиганство это вежливо называют интеллектуальной провокацией, способом разбудить мысль и заново, чуть не с нуля, ответить на вопрос, «что это было», а в случае с американской империей — «что это есть».

    Давайте посмотрим на всякий и любой колониализм независимо от того, какой он волны: первой (сельскохозяйственной, испанской) или последней на сегодня (военной, американской). И мы увидим, что общее у них — идеология. Очень простая: колонизаторы — они лучше. По военной части, моральной и еще цивилизационно-культурной — они эту культуру, кроме убийств и прочего, несли всему миру. Да у них попросту расовое превосходство (на этой идее, гласно или не очень, держалась Британская империя). Империи, может, и уходят (или меняют экономическую модель), но вот эта идея превосходства — она оставалась и после деколонизации. Как минимум в виде утешения провалившихся, но как максимум в виде привычки учить всех «общечеловеческим ценностям», которые и есть глобализация.

    И если сейчас начинают говорить, что колониализм не так прост, как кому-то казалось (а то и вообще его как бы не было), — значит, что-то очень глубоко и серьезно ломается в том, как западная цивилизация видит себя сегодня.

    Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.