• RU
  • MD
  • 23.05.2018 11:14





    Май 2018
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    « Апр    
     123456
    78910111213
    14151617181920
    21222324252627
    28293031  

    Loading...

    16.5.2018 | 18:05

    Только благодаря случаю мы может сегодня слушать эту оперу

    опера

    КИШИНЕВ, 16 мая – Новости-Молдова. В Кишиневе, на сцене Национального театра оперы и балета имени Марии Биешу, 20 мая будет представлена опера Джузеппе Верди «Набукко».

    Елена Узун, музыковед, оригинал публикации здесь >>>

    Опера «Набукко» была написана в 1841 году и поставлена на сцене Ла Скала в 1842 году. Третья из двадцати пяти опер, созданных Верди, в России эта опера была поставлена лишь в 1851 году в Петербурге и с тех пор не возобновлялась на Мариинской сцене, а в Большом театре и вовсе никогда не шла.

    Созданием «Набукко» мы обязаны чистой случайности. Не повстречай Верди либретто Темистокле Солера, не вырони его из рук, не раскройся оно прямо на странице с текстом для хора пленных иудеев, мы не имели бы ничего, написанного Верди, кроме двух первых опер. Только ради того, чтобы положить на музыку библейский сюжет, Верди изменил своему решению больше не сочинять. Но именно «Набукко» переломил судьбу композитора и заставил забыть провал двух его первых произведений.

    Даже в ряду ранних опер Верди «Набукко» – явный феномен. Не случайно критики называли «Набукко» «драмой для хора» и даже «хоральной фреской», такое большое значение в опере играет хор. Хор пленных иудеев из «Набукко» сделался вторым национальным гимном. Именно он звучал при открытии Ла Скала после войны. На похоронах самого Верди и на похоронах Тосканини его пел народ.

    В «Набукко» сочетались новые и старые театральные жанры. В рамках одной оперы, на глазах у зрителей рушились прежние формы оперного представления, и создавался новый театральный стиль, кристаллизовался тот тип оперного темперамента, который определил развитие итальянского музыкального театра вплоть до 10-х годов ХХ века. Здесь Верди создал универсальный и новый образ оперного героя, соответствовавший, быть может, новому человеческому типу предреволюционной Европы.

    Итальянской публике в то время пришлось по вкусу кипение языческих страстей. После сочинения «Набукко» Верди стали называть «маэстро революции». Но музыка этой оперы проникнута не столько призывами к борьбе, сколько страхом перед неизбежным кровопролитием. В ее мелодиях Верди удалось передать жажду крови, охватившую Европу перед 1848 годом, и трепет ужаса перед грядущим.

    Не только предощущение 1848 года породило музыку «Набукко», но и другая революция, происходившая в то время, революция исторической мысли, археологии.
    В то время вообще внезапно изменилось отношение к истории. Из скучной университетской науки она сделалась главной дисциплиной, изучаемой не в теории, а на практике. История была повсюду, творилась самой жизнью, и люди были взбудоражены живым дыханием перемен. В то же время неожиданно открылось и стало выходить из-под земли древнее прошлое.
    В тот год, когда Верди поставил свою оперу в Ла Скала, археолог Ботта, французский консул в Мосуле, занимавшийся энтомологией и бывший не столько ученым, сколько удачливым кладоискателем, приступил к раскопкам древнего поселения близ Ниневии. Вслед за первым открытием последовали и другие. Древняя вавилонская цивилизация обретала определенные черты. То, что казалось лишь библейской притчей, неверным мифом, вдруг сделалось очевидной реальностью.

    Раскопки в Междуречье всколыхнули всю Европу и распахнули историческое сознание европейцев. Клинопись, расшифровка древнего языка, крылатые быки и львы, город Вавилон с его воротами и садами, окруженный тройным кольцом стен, знаменитый зиккурат, и сам царь Навуходоносор вошли в мир ХIХ века.

    Но еще прежде, чем археология сумела пережить и осмыслить свои великие открытия, библейская древность была возвращена Верди на мировой музыкальный небосклон под знаком новых эмоций, новых форм театрального представления, новых вокальных требований. Хотя в «Набукко» нет этнографического колорита, опера достигает археологической точности в масштабе передачи страстей. Укрупненность человеческих эмоций создает эффект глубокой древности, удаленности от нас.

    Новое историческое направление в оперном театре второй половины ХIХ века возникло из желания чувствовать себя дома в любом времени. Опера начала по-иному открывать пройденные прежними стилями сюжеты с тем, чтобы создать на их базе новый стиль. Словно бы делая глубокий вдох, опера погружалась в глубь истории, и оттуда начинала новый подъем. В 1842 году (в тот же год, что и «Набукко» в Ла Скала) была поставлена опера «Руслан и Людмила» Глинки, по-новому открывшая, вслед за «Аскольдовой могилой» Верстовского, русские исторические оперные сюжеты. Она восходила к истокам русской истории, к Киевской Руси. Так же, к древнейшему, библейскому прошлому, обращался Верди в «Набукко».

    Быть может, не случайно золотое десятилетие постановок «Набукко» пришлось на эпоху великих археологических открытий в Вавилоне. До середины 50-х годов прошлого века «Набукко» прошел почти во всех крупных европейских театрах. А потом, почти на полстолетия, об этой опере забыли. Но интерес к «Набукко» угас не потому, что в партитуре обнаружились скрытые прежде несовершенства, а оттого, что человечество утратило способность воспринимать, как живую актуальность, события древней истории. Ему стали близки другие сюжеты и другие чувства. «Набукко» утолил внезапную жажду древности, и историческая опера обратилась к сюжетам менее старинным.

    О «Набукко» часто вспоминают в нашем веке. В 1946 году исполнением фрагментов из оперы «Набукко» отмечали возрождение Ла Скала. В 1987 году Риккардо Мути, продирижировав «Набукко», стал музыкальным директором миланского театра. Знаменитой стала постановка Дэвида Паунтни на Брегенцском фестивале, в которой сюжет оперы был представлен как действие, рассказывающее о нацистах и евреях.

    Но, пожалуй, не великими спектаклями знаменательна сценическая история «Набукко», а тем, что театры отзываются постановкой этой оперы на самые драматичные моменты своей истории. И в этом — особая загадка сочинения: оно стало более значительным, чем другие ранние оперы Верди. «Набукко» ассоциируется с грядущими переменами. Опера, появившаяся на острие времени, эпохи и стиля, она не пользуется популярностью в спокойные моменты истории. «Набукко» – символ обновления, возрождения, надежд на будущее.