• RU
  • MD
  • 25.06.2019 15:12





    Апрель 2019
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    « Мар   Май »
    1234567
    891011121314
    15161718192021
    22232425262728
    2930  

    Loading...

    2.4.2019 | 12:09

    Раду Албот снова в Кишиневе — большое интервью

    Раду Албот

    Леонид Рябков, «Комсомольская правда в Молдове»

    Лучший молдавский теннисист Раду Албот прилетел в Молдову всего на неделю. Каждый день у него расписан. Владимир Албот, его отец, гордится, но и переживает за сына: «Вечером я спрашиваю его: «Ты ел?», он отвечает, что за целый день не успел, столько дел!» Вспоминает: «Только закончатся уроки в школе, ч сына за ручку. В маршрутку и на тренировку. И так каждый день…»

    Раду в нынешнем сезоне впервые в истории отечественного тенниса выиграл турнир серии ATP, а совсем недавно во втором круге престижного турнира MiamiOpen едва не победил одного из лучших теннисистов современности Роджера Федерера, кумира своего детства. С этого и начался наш разговор.

    «Родители продали квартиру, что я мог играть в теннис»

    - Раду, приятно войти в историю?

    - Интересный вопрос… Конечно, приятно! Как не приятно, если на одном турнире выиграл столько матчей, тем более, что были они непростые, были сильные соперники. А в финале у меня получилось отыграть три матч-бола у своего соперника. Очень приятные ощущения после победы были. Гордость испытывал. Сезон только начался, но до этого у меня никогда не было таких результатов. Начиная с Australian Open, где я выигрывал матчи. Потом во Франции сыграл второй полуфинал в своей карьере, выиграл турнира в Америке, хороший матч провел против Федерера… Пока все складывается так, как должно быть. Где-то могло быть лучше, но не будем просить слишком многого.

    - Насколько мне известно, Роджер Федерер в детстве был вашим кумиром?

    - Да, мне нравилось, как он играет, как играет Марат Сафин и Себастьян Грожан из Франции.

    - Когда выходили на корт против Роджера Федерера, коленки не дрожали?

    - Никогда этого не испытывал. И накануне ночью чувствовал себя прекрасно, хорошо спал. Все делал так, как накануне обычного матча. На корте ни разу не проскользнуло мысли: «О, я играю против Федерера!» не чувствовал напряжения из-за того, что играю против легенды мирового тенниса. Просто вышел сыграть свой очередной матч. Получилось хорошо выступить. Получилось сразу сделать брейк на его подаче. И так хорошо сложилось, что я выиграл первый сет, потом была такая ровная игра во втором и третьем, но, к сожалению, несколько ключевых мячей я не выиграл.

    - У вас же была реальная возможность взять его подачу в середине второго сета!

    - Именно про это очко я и говорю. Счет мог стать 4:3, а потом была моя подача… Но этого не случилось и не будем гадать, что было бы, если бы я это сделал. Есть то, что есть, есть хороший матч в моей копилке, надеюсь это придаст мне уверенности, энергии на будущее!

    - Роджер Федерер после матча очень лестно о вашей игре отзывался…

    - Было приятно, особенно, когда он говорил, что не ожидал такого стиля игры от меня, что я был агрессивен… Приятно услышать такие слова от Роджера.

    - Вы в детстве сразу хотели заниматься теннисом?

    - Я не хотел заниматься теннисом, даже не знал, что это такое. Отец увидел по телевизору теннисный матч, ему понравился этот вид спорта. Мне было примерно восемь лет, когда он отдал меня на теннис.

    - Узнал, что родителям пришлось продать квартиру, чтобы вы могли заниматься теннисом…

    - Было такое. Теннис — очень дорогой вид спорта, требует очень многих вложений. Когда мало денег, трудно инвестировать в десяти-двенадцатилетнего малыша. О том, что родители продали квартиру, я узнал позже. Не знаю, как ты себя чувствуешь, когда ты вкладываешь деньги в маленького ребенка, из которого непонятно что выйдет в будущем. Получится — не получится… Это лотерея и определенный риск. Папа — мой главный болельщик, всегда помогает мне и мотивирует меня.

    - В Молдове трудно стать профессиональным теннисистом. Если бы вы в свое время смогли бы уехать в теннисную академию Ника Боллетьери в США, может быть, я бы сейчас разговаривал с игроком топ-десятки мирового тенниса?

    - Может быть, но мне не нравится говорить про то, что могло бы быть! Это все догадки. Может быть, я бы сейчас получил бы такие травмы, которые не дали бы мне возможности продолжать заниматься теннисом? Конечно, уровень тенниса в той же академии Боллетьери намного выше, чем в Молдове. Это даже не обсуждается. И мой уровень, наверное, был бы сейчас выше, но, когда доходишь до какого-то определенного момента в своей жизни, было бы неправильным жалеть о том, что ты не сделал чего-то другого. Что было, то прошло, надо думать только о будущем!

    «Все спрашивают, сколько я зарабатываю, никто не интересуется, сколько я трачу»

    - Дружба между теннисистами ATP-тура возможна?

    - Конечно, возможна! Мы общаемся с ребятами из России — Карен Качанов, Даня Медведев, Женя Донской… С ребятами из Румынии общаюсь, даже с девчонками, с Симоной Халеп, например. Иногда с ребятами ужинаем вместе. С Денисом Истоминым из Узбекастана вместе выходим в город — он с мамой, с женой, я со своей девушкой. У нас дружные отношения между командами.

    - Откуда ваша девушка?

    - Из Кишинева. Пока жениться не собираюсь, на эту тему мы с ней пока не разговаривали, но, думаю, в скором будущем — почему нет? Мне не кажется это настолько важным в жизни — поставить галочку, что мы женаты. Мы и так все время вместе, хорошо себя чувствуем вместе. Последние два года она ездит со мной практически на все турниры.

    - Вы — теннисист-профессионал. Участвуя в турнирах, вы зарабатываете призовые. Войдя в топ-50, вы можете сегодня сказать, что зарабатываете себе на жизнь теннисом?

    - Никто не знает, сколько тратит теннисист-профессионал. Никто не спрашивает, сколько стоит билет на самолет, чтобы полететь из Кишинева в США или оттуда домой. Это ведь не только мой билет, но и билеты для всей моей команды. Моя команда — это я, тренер, физиотерапевт и моя девушка. То есть уже четыре билета, например, из Америки домой, три комнаты в отеле, питание, зарплата тренеру и физиотерапевту… Доходит до больших сумм, но никто никогда про это не спрашивает. Зато всех интересует, сколько ты зарабатываешь!

    - То есть, вы пока не можете зарабатывать в теннисе?

    - Можно говорить, что я уже зарабатываю игрой в теннис. Войдя в топ-50, уже можно говорить о реальных заработках.

    - Когда вы сталкиваетесь с теннисистами и топ-десятки, с представителями элиты мирового тенниса, можете с ними пообщаться, пошутить запросто?

    - С ними особо не общаюсь, ни с Роджером, ни с Рафой (Рафаэль Надаль — прим.авт.). Конечно, можно подойти к ним, пошутить, это не такие люди, с которыми ты не можешь поговорить иди с ними запрещено общаться. Просто у них всегда своя команда, в раздевалке они только во время матча, молниеносно исчезают.

    - Зато сейчас вы заставили о себе говорить, уважать себя, как профессионала. Многие теперь знают, что есть такая страна, как Молдова…

    - Надеюсь, узнали теперь (улыбается)! Но я уже много лет в туре и все знают, кто я и откуда.

    - Сколько вы языков знаете?

    - Разговариваю на румынском, русском, английском, на немецком могу пообщаться и, если сильно захотеть, то могу и на испанском пообщаться. Когда-то считал, в скольких странах я побывал, потом перестал. Примерно в сорока странах.

    - Какова ваша цель как теннисиста-профессионала?

    - Я ставил перед собой разные цели — войти в топ-200, в топ-100, в топ-50. Цели ставлю себе постепенно, по мере их достижения.

    - Какая у вас сейчас цель?

    - Я не буду пока об этом говорить. Надо подумать и поставить перед собой цель, которую реально достичь и желательно в ближайшем будущем.